Брат

Что происходит с русскоязычным населением в Молдавии
Юра
Студент
Двор в спальном районе Кишинёва. Картина мало чем отличается от таких же жилых кварталов в городах Украины, Белоруссии или России. Здесь каждый сосед протягивает тебе руку, все друг друга знают. На русское «Добрый день» можно услышать румынское «Бунэ зиуа!» и наоборот.

Здесь вырос я и вся моя большая дворовая компания. Я не знаю, что нас объединило и связывает до сих пор, несмотря на то, что все разъехались. Мы разные: по темпераменту, возрасту, интересам. Нас одиннадцать пацанов, и мы из русскоязычных семей. Само собой, друзей мы выбирали по языковому признаку, несмотря на то, что в детстве об этом было бы странно задумываться.

На русском или на смешанном русском было легче играть в футбол, чинить велосипед, цитировать фразы супергероев из телика, поэтому все дети старались говорить на нём. Дистанция между русскими и молдавскими компаниями появилась уже в подростковом возрасте, но несмотря на это все мы здесь жили дружно, по-соседски.
Теперь мы выросли, разъехались по разным странам, начали работать, покупать машины, ездить на море, снимать квартиры, встречать своих будущих жён, но нас всё равно тянет вернуться в свой двор. Тут до сих пор живут наши родители и некоторые ребята, которые остались в Кишинёве. Все эти улицы и кварталы близки с детства, здесь всё своё. Каждому придется уехать из родного дома — это естественно и понятно, но мы покинули не дом, а страну. Нам пришлось уехать и поменять всё.
Паша
Программист
— Почему я уехал из Молдовы? Дома мне жилось отлично: родной город, семья, друзья, хорошая работа и зарплата. Тем не менее, причины нашлись. В Кишинёве встретить профессиональный потолок в сфере IT достаточно просто. Хорошие специалисты уезжают из страны, чтобы заниматься интересными проектами и развиваться.

Кроме того, меня напрягала политическая нестабильность, бестолковость властей и социальная незащищенность. Я бы не назвал Германию самой спокойной страной в мире — вовсе нет, но здесь хотя бы можно что-то планировать. При нынешней власти в Молдове очень сложно сказать, что будет завтра. Плюс, я задумался о своих будущих детях, в какой стране они будут расти, что они увидят здесь лет через пятнадцать?

Молдова живёт в межнациональном напряжении. Любой желающий, будь то прохожий на улице или политик в парламенте, может развязать конфликт на национальной почве. Примеров много: стычки между русскими и румынскими классами в школе, претензии к русскоязычным от работников государственных учреждений, конфликты с соседями. К счастью, разумных и не агрессивных людей достаточно, так что такое случается не часто, но проблема есть.

После того, как я познакомился с моей будущей женой, мы стали больше путешествовать: сравнивали страны, пытались "вписать" себя реалии городов, которые мы посещали. На нас сильно повлияло то, что многие из друзей, родственников и знакомых уже уехали из Кишинёва. Большая часть моего двора уже жила за рубежом: восемь из одиннадцати моих друзей детства. Я рассматривал несколько направлений: Дубай, Москва, города в Германии или в США. Оптимальным оказался Мюнхен, там уже жили и работали мои друзья. Он недалеко от Молдовы, так что для начала мы съездили туда как туристы.
Артём
Водитель
— Помню времена, когда заходил в подъезд, и тут еще не было лестниц. К 89-му году сделали пятый этаж и начали поднимать шестой, на котором потом мы должны были получить квартиру. Сами жильцы помогали в строительстве, тогда так было — кооператив.

Первыми моими друзьями стали Миша и Дима. Мы дружим уже около 25 лет. Я катался мелкий на качелях, а Миша подошел и предложил поиграть в бадминтон. С Димой знакомство произошло в тот момент, когда я хотел его мелкому брату Андрею втопить, не помню уже за что, а Дима его защищал. В конце концов все мы стали одной дружной компанией. Со Славой мы познакомились, потому что он катался на скейте. У него был прямой "Метеор", а у меня "Триал-Спорт", вот мы и катали по прямому асфальту. Андрей довольно долго играл на барабанах в местной группе.
Первым, кто уехал, был Дима. Когда он учился в университете, можно было поехать по программе "Work & Travel". Он съездил в США, вернулся, потом в Германию решил поехать. Году в 2006-м он решил остаться там навсегда. Сначала учеба, потом он нашёл работу в сфере IT. За ним уехал Андрей в 2009-2010-м году, но уже в Америку. Он стал дальнобойщиком. Влад с третьего подъезда тоже по "Work & Travel" уехал в США и остался, потом младший брат Димы – Андрей уехал, следом Юра – в Москву, ну, и вот последний, кто отчалил, был Паша – в Мюнхен.

Из компании в одиннадцать человек остались только мы втроем: Слава, Миша и я. Мы в Кишинёве. Миша говорит, что может уехать в любой момент, если будет необходимость, но пока её нет. Я тут, потому что меня всё устраивает. Вот, я скажу за себя, мне кажется, что если я уеду туда, я не смогу там раскрыться, я буду в каких-то ограничениях вечно.

Почему ребята уезжают? Ну, мало ли, у каждого какие-то свои цели, мечты, вероятно, они там могут себя проявить. У того же Паши были мотивы для отъезда, их было немало.

В ситуации с отъездом я всегда сравниваю следующие вещи. Ну, вот ребята уехали, хорошо. Я снимаю квартиру в своей стране – они в чужой. Они там работают, а я тут работаю. Суммы получаем соизмеримые с уровнем жизни. На отдых они ездят так же один раз в год за границу, плюс им сюда к родителям нужно ездить. А я зимой могу поехать в горы, летом в Турцию или Болгарию. Родителей своих я вижу практически каждый день – это главное. Я считаю, что с ними нужно проводить максимум времени, они ведь не вечны.

Не могу сказать, что я чем-то недоволен. Работаю, отдыхаю. Да, денег получаю не так много, как ребята. Значит, надо просто стараться зарабатывать больше, вот и всё.
Юра
Студент
— В своей жизни я уже менял румынскую школу на русскую, бывал в разных коллективах и, в принципе, уверенно чувствовал себя в разных языковых средах, но уехать всё-таки пришлось. Хотел получить гуманитарное образование на русском языке. Я получил письмо о том, что зачислен в университет на бюджет: за четыре дня собрался и уехал в Москву, в которой никогда не был.

Теперь все вокруг говорят на русском, однако они все другие, не те ребята, что росли со мной во дворе. Можно не придавать этому большого значения, не искать отличия русских тут и там, но для меня: русскоязычные в Молдавии – это отдельный народ, впитавший темперамент, оптимизм, креативность молдаван и культуру, гордость и меланхолию русских. Вряд ли эти две культуры ещё когда-нибудь сойдутся. Сейчас всё идёт к тому, что они и дальше продолжат отдаляться, в том числе и из-за нас, ведь мы уехали из Кишинёва. Таких историй в каждом дворе очень много. Из-за глупых людей в депутатских креслах и произвола олигархов, под которыми сейчас находятся все государственные учреждения. В стране не просто парализована экономика, здесь идёт настоящее вымирание нации. Люди просто уезжают из страны.

Интеллигенция за рубежом развивает диаспору и пытается повлиять на ситуацию в Молдове извне. В Западных странах существуют достаточно большие, активные сообщества. Ну, а мы, друзья девятого двора, превратились в большой чат в мессенджере Viber. Наша дружба превратилась в электронный диалог, в который ежедневно падают крутые фотографии, местные новости и снимки родного двора, деревья в котором стали ещё выше.
Подпишитесь на нашу рассылку, чтобы узнавать о новостях журнала быстрее всех