Ненужные люди
Горожане, о которых все забыли
Наш корреспондент обошёл казанские рынки, чтобы поговорить с людьми, которые сегодня будут торговать ёлками и гирляндами до самого вечера. Почти все послали его в жопу, но нам удалось записал один монолог, прочитав который, вы поймёте, как живет обычный российский горожанин.
Меня Вадим зовут. Я простой военный человек, приехал в Казань из Йошкар-Олы. До армии работал там на местном Машиностроительном заводе. Потом довелось выучиться на мичмана в Кронштадте, так я и начал служить. Сначала девять лет на флоте, потом в ракетных войсках, ну и в конце концов попал под сокращение: отдал долг Родине, и теперь вот уже три года ёлки продаю.

Говорить больно, но сейчас военным непросто, в особенности, военным пенсионерам. В общем, никакой справедливости нет, меня вот никак не хотят принять в госпиталь. Где мне сейчас лечиться, кто меня услышит? Не знаю, что с этим делать. Наверное, надо обращаться к депутатам, решать на их уровне, но кому мы нужны? Мы ненужные люди. А что с законами творится – человек украл сигарету, так его уже можно посадить на четыре года, а другие воруют миллионы и за это спокойно могут дать "условно".

Жить тут непросто. Цены, конечно, не устраивают, иногда даже на пачке табака навариваются, продукты везде по-разному стоят. Все эти ценовые проверки неэффективны, торговцев предупреждают, когда они нагрянут. Я не знаю, что будет завтра, чего ждать. При cоветской власти я совсем не думал о завтрашнем дне. А сейчас как быть, менять власть? Революции я не хочу, опять развалят, опять что-то начнут строить. Дело не только в президенте. Лично меня устраивает Путин, я смотрю телевизор, там показывают, как он работает, но остальные чиновники… С ними надо что-то делать.

Больше всего мне обидно за молодежь. До ужаса. Какие будут пенсии? Будут ли они вообще? Вот мой сын, ему двадцать шесть лет, зарабатывает какие-то деньги, сидя за компьютером. Закончил техникум, но никак не может устроиться на работу. И эти слова: "Папа, скажи мне, куда я пойду, куда меня возьмут?" Как ножом по сердцу. У нас в Йошкар-Оле было полным-полно заводов. Сейчас только один работает. Вот такие дела. Вы знаете, даже дворникам сейчас лучше. Я никогда не боялся физической работы, но меня туда уже не возьмут, старый стал. Понимаете, я отдал лучшие годы своей жизни воинской службе, двадцать три года, и после этого должен идти и работать лопатой? Ненужные мы люди. Поверьте, не только я это говорю.

Я уже ни о чём не мечтаю. Мне 48 лет, семья есть. Вообще я трижды женат был: первая жена – учительница начальных классов, разонравилась, вторую я устроил директором военного клуба, но она променяла меня на молодого моряка и сейчас живет в Перми, откуда по иронии судьбы мои ёлочки. Сейчас вот снова построил семью. Время от времени оглядываюсь назад и понимаю, что не надо было всё это ломать. Хотя, конечно, время было непростое, я и сейчас боюсь, что вернутся девяностые, это был самый худший период моей жизни. Мне приходилось работать с шабашниками, нелегалами, с людьми, лишёнными пенсии. Мы трудились в антисанитарных условиях, стояли на сырых, разваливающихся балках, рисковали жизнью. Увольняли, даже тех, с полувековым стажем, даже инвалидов, работающих ради куска хлеба.

В те дни работу невозможно было найти, нам с огромным трудом удалось устроиться на силикатный завод, там мы обкладывали здание кирпичом. Рублей не давали, получали за это купоны, которые действовали только в одном магазине, да и тех едва хватало на пельмени. Мы выживали, и сумели выжить.

Поймите, вам трудно представить, что было двадцать пять лет назад, мне становится не по себе от этих воспоминаний. Сколько у нас произошло войн, революций. Каждые пять лет у нас всё меняется, постоянно что-то крушим и ломаем и как бы сейчас нам не было плохо, пускай будет что-то одно, но постоянно. Не спрашивайте почему я здесь стою с ёлками, а не с плакатами. Поймите, я жить хочу, мне хлеб нужен.

Ну это, вы не берите в голову, с наступающим вас, ребят. Только сфотографируйте меня не очень грустного, давайте это, год закончим на позитивной ноте.
Записал: Дамир Бикчурин
Фото: Евгений Немчур